Цикл. Не про мир Rating 0/10

Рубрика: Без рубрики | Автор: Ирина Никонова | 16:28:54 24.05.2022
0
0

В общем, я умерла. И я знаю, когда и зачем…

Может, сразу с побегом твоим в моём теле от семечки.

Если только бы знать, что однажды ударом о темечко

Весть о смерти твоей меня станет душить, что ярем.

Что когда-то/ а это случилось сейчас и теперь/

Про тебя мне расскажет казёнными скорыми фразами

Бланк затёртый и мятый. А значит ни разу мы

Не обмолвимся словом. Ты станешь одним из потерь -

Тех потерь, что транслирует ящик с ночи до утра.

Для кого-то был просто солдатом, птенцом под бронёю.

И не я тебе веки навечно ладонью закрою.

Как же больно и пусто синице внутри у ребра…

Ты погиб. Я не брошусь на людях себя хоронить.

Выбор сделан не мною, то воля твоя и отвага.

Лишь в подушку ночами уйдут мои крики и влага,

Материнская память останется - вечная нить.

Я давно умерла. Только строчек коснулись глаза…

Всё баюкаю в мятых пелёнках уснувший комочек -

Спи спокойно под пулями долго мой добрый сыночек,

Ради жизни и мира, который разрушить нельзя.

***

А мы не помнили с тобой о той весне,

Всё потому, что мы тогда ещё не жили,

Когда воскрес да оперился мир двужильный

На переломанной фашистами земле!

Не нами брошено стократное «ура»

Наперевес со стаей белой голубиной

В то небо синее, где на верёвке длинной

Воздушный змей парил с ночи и до утра.

Но всё равно, мы были там, внутри, вовне…

Нам шанс был вымучен и даден – «на, живите!»

Так, неужели, здесь, сейчас никто не видит,

Что так не гоже забывать о той весне,

Что миру доброму остался вдох один,

Последний шаг – и голоса навеки стихнут,

Напополам расколот мир - и наш, и «ихний»,

И кто сказал, что тот фашизм не победим?

А мы не помнили с тобой о той весне,

Да потому, что мы тогда пока не жили.

Зато сегодня нас, поверь, не победили,

И той весне теперь обязаны вдвойне!

***

А небо падает ничком

На мокрый сад, на мокрый сквер

На всё, что было горячо

Вчерашним маем.

И не расслышать о тебе

Ни слав, ни криков, ни мольбы.

Война хватает за плечо,

Мы умираем -

Кто под брезентовым плащом,

Кто на сырой земле крестом,

Раскинув два своих крыла,

Под свист картечи.

Холодный май, холодный мир,

Пока ещё не все в раю,

Отвоевать стремятся жизнь,

В дырявой сече.

И тот пронизанный мундир

Свинцом у вёсен на краю,

Что был залатан на бегу,

Пропитан потом,

Тебе теперь и кров, и дом,

И пахнет дымом и землёй.

И даже где-то оберег –

Не стать двухсотым.

Он отогреет сотни душ,

Спасёт от майских холодов,

И припасёт в кармане хлеб,

Кусочек мыла…

И кто запомнит, что весна

Была дождлива и боса,

Здесь длилась летопись судеб

И память стыла.

А через много тысяч лет,

Когда забудется война,

И боль утихнет от потерь

И будет лето.

Тебе не станет стыдно выть,

Орать до самой хрипоты –

О том, что ты ни зло, ни зверь,

Реветь при этом.

Ну а пока, весна дрожит

У ног с протянутой рукой,

И дождь идёт, и бой стучит

В висок заразой.

Ты матереешь на глазах,

Вчерашний мальчик, сын и брат,

И говоришь себе «молчи,

Не плачь ни разу!»

***

А то безупречное белое-белое платье,

И прошва по краю, и рубчик по низу манжет,

Да запах румяных под утро июня оладий

И спрятанный в складках тобою не вскрытый конверт –

Всё кажется сказкой твоей между читаных строчек

Про тихие будни, про улочек старых разбег.

Лишь птенчик притихший - за пазухой синий платочек

Напомнит о времени мирном - простой оберег.

Но белое-белое платье ушло на портянки,

Да прошва ажура на рану стократно легла.

Заходится сердце в тире и в ударах морзянки

И пальцы, что копоть – чернее, чернее угля.

Не вскрытый конверт на прощание спрятан тобою -

Саднящая рана, что трётся о тесный карман:

«Вот, завтра его письмецо я конечно открою,

Лишь дым от снарядов проглотит молочный туман.

Я стану искать в этом почерке прошлое лето,

И платье, что кипенно белым до боли слепит,

И словно сирены не слышно, и грохота нету,

И небо над нами такое спокойное спит…»

***

Колосок к колоску волосы

Ты мне косы плела до пояса,

Лентой белою туго-натуго

Перевязывала потом.

Словно рану мою бинтом…

Молоко вперемешку с ягодой,

Да репей за моей оградою –

Всё дышало июнем приторным.

По-срикозьи леталось мне.

И не ведалось о войне.

И не слышались переклички те -

Залпы, залпы по доброте.

Эти всполохи, раны свежие

На любимой моей земле -

Капля красная по кайме…

Мама, мамочка, косы стрижены!

Кем, скажи, и зачем унижены?!

Россыпь клюквы – увы, не ягода,

Это слёзы и боль. Живи!

На коленях, да на крови!

Я не помню про косы русые

Да про ленты и нити с бусами,

А седая от снега белого

Я, что старость, что боль и страх,

С тихим ропотом на губах:

Помоги же не помнить чёрного,

Злого ворона непокорного,

Дай надежду на то, что выживу

Я однажды в твоих руках

Через горе в твоих глазах.

И ещё мы не станем прятаться

Наши руки с тобой разгладятся,

Зарастут на душе распутицы.

О войне же не будем лгать.

Нам с убитыми жить да спать -

С пацанами с соседней улицы,

Да с невинностью серой горлицы,

Что распяли железо с порохом.

Наша память о них болит,

Сердце выжженное скулит…

Словно каждый из нас убит.

2022



























Комментарии 2

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий.

  • Елена Лесная , 23:23:08 24.05.2022

    это страшно. 

    страшно читать, страшно понимать. 

    и не дай бог пережить никому



  • Ирина Никонова , 13:13:18 30.05.2022
    • Елена Лесная , 23:23:08 24.05.2022

      это страшно. 

      страшно читать, страшно понимать. 

      и не дай бог пережить никому



    Страшно в этом жить! спасибо за прочтение, с поклоном.