Мир тесен

Рубрика: Рассказ | Автор: Александр Бочаров 55 | 17:54:15 11.02.2020

Держи своё слово. Глава 10. Мир тесен

Александр Бочаров 55   



                Я пишу, но не могу сказать,
                А ещё труднее что-то сделать.
                Боже, время дай, чтоб дописать,
                Отче, счастье подари доделать!

                (Алёша Крылов)
    
                


                Продолжая думать о своих земляках, поймал себя на мысли, что несибиряки отзываются о Сибиряках лучше, нередко с восторгом, чем сами Сибиряки о себе; такое присутствует в характере моих сородичей !
                В Сибири никогда не было крепостного права, давившего на человека: и физически , и морально. Земли было вдоволь; сколько хочешь, сколько можешь - бери и обрабатывай.
                С такими мыслями я продолжал ожидать свою незнакомку из далёкой Сибири.
             
                И вот Она вышла из кафе одна и прошла мимо меня в летнюю беседку. От её влажных волос под широкополой шляпой и шифонового платья, в ярких маках, исходил тонкий цветочный парфюм солнечного поцелуя, который идеально подходил для жарких летних будней.
                Он помогал ей переносить жару и дарил приподнятое настроение. Едва уловимый, ненавязчивый букет, словно морской бриз, обволакивал своей чистотой и свежестью.
                Я обратил внимание, что молодая женщина придерживается негласной традиции любителей косметики - летом аромат должен быть лёгким, освежающим и не приторным.
                Её необыкновенный, свежий и волнующий запах, можно сравнить с долгожданным проливным дождём в знойный летний день на южном взморье.
               Благоухающие цветочные нотки: магнолии, жасмина и жимолости, влекли и добавляли таинственности обладательнице чудесного аромата.
                Штрихи бергамота и гальбанума усиливали прекрасное ощущение натуральной, хрусткой зелени. Изумительное благоухание прелестного женского образа завершал букет ноты амбры и белых мускусов, удивительно действовавших на мужчин.
               Я осмотрелся, осмелел и ринулся ... по запаху в беседку.

               В красных сабо на высокой платформе незнакомка выглядела выше среднего роста; жёлтая пляжная сумка в тон шляпы, гармонично сочеталась с янтарными бусами; элегантные, чёрные солнцезащитные очки, один из главных предметов гардероба, завершали потрясающий стильный образ женщины.
               После дружелюбного приветствия, я почтительно извинился и задал пару вопросов, мало понятных для ... не земляков:

"Прошлым летом сильно ли обмелела Кондома около Кандалепа ?!
Давно ли Вы были в районе Стройгородка, где протекает Елбань ?!".  

                Женщина машинально сняла тёмные очки, внимательно посмотрела на меня и тихо ответила:

"Видно, что Вы давно не были в Осинниках; Кондома обмелела, Стройгородок в развалинах; лишь Елбань, как и прежде, впадает в Кандалеп ..."

               Я предложил безобидную игру, решив немного повыпендриваться перед красивой  женщиной, создавая имидж загадочного, таинственного мужика.
Сделал паузу и рубанул наотмашь, через плечо:

"Ваша бабушка, Татьяна Сергеевна, жила на улице Уральская ?!"

               Наступила зловещая тишина;  землячка отодвинула в сторону пляжную сумку на широком подоконнике обрешетки беседки, одарила меня не слишком дружелюбным взглядом и прямо спросила:

"Кто Вы и зачем врываетесь в мою личную жизнь ?!"

              "Я жил по переулку Островского и хорошо знал Вашу бабушку и Николая Савельева, которого расстреляли осенью семьдесят второго года.
              Свои последние письма, из одиночной камеры смертников, он, по этическим соображениям, отправлял для своей любимой, но замужней женщины, через меня..."

              "Вы - Александр Бочаров ... Много слышала о Вас: как в октябре 1980 года раз и навсегда уехали из Сибири, как Вас многие годы безуспешно разыскивали родственники и многим казалось, что Вы исчезли из жизни навсегда ...
              К своему большому сожалению, ни одну Вашу фотографию не видела.
              А меня зовут Настя ..."

               Приятное тепло потекло в мою душу от понимания того: что я нашёлся, что не канул на тот свет раньше времени.
               Что - то задорное, весёлое и смешное пронеслось через моё сознание; все - таки это не они, а я их нашёл.

               Мы разговорились; Анастасия поведала мне о жизни бабушки, которая развелась с мужем и занялась своими детьми. Работала в школе и на своём огороде; на деньги, оставленные Николаем, выкупила его тело, кремировала и похоронила на Елбанском кладбище в одной могиле, с его мамой - Савельевой Матрёной Дмитриевной.
               На оставшиеся деньги заказала надгробие.
Мастера из мрамора создали: застывшую в скульптуре скорбящую мать, опустившую голову над бездыханным телом убитого сына ...
Выгравировали: фамилии, имена, даты рождения и смерти.
Ниже сделали надпись:
 
"Сынок, никто не смог тебя спасти ..."

               Рядом - небольшой барельеф с голубем; ведь в народе говорят, душа подобна птице, стремящейся в небеса. 
               Композиция с голубем олицетворяет любящее сердце, которое “отпускает” душу, хотя само при этом разрывается от боли и разлуки... 

               Памятник на могилу в виде сердца и улетающего ввысь белого голубя - самое красноречивое выражение любви к усопшему.
               Это трогательное и сокровенное оформление надгробия, словно: крик души, последнее признание человека в своих чувствах, запечатлённое в камне, как глубокая боль.
               Такие надгробные памятники ставят в память о самых близких и любимых:

"Душа подобна птице –
Взлетает и парит.
Но к небу не стремится,
Когда крыло болит.

Тогда, комочком боли,
Свой клювик опустив,
Ждет кротко Божьей воли,
Обиды все простив."                
                
               Я очень скупо рассказал о себе, а затем поделился своим увлечением:

              "Хотел сотворить заметку воспоминаний о невинной, чистой, школьной любви двух молодых людей, но на "выходе" появилась трагедия, слегка задевающая души ... пожилых читателей.
               Да, воспоминания о любви молодого парня к девушке с соседней улицы написаны; его чувства тронули душу, но совершенно не вызвали: слёз, огорчений и не отложили камень на сердце ...
               Однако, удалось передать то, чем жила молодежь того времени в небольшом шахтёрском городке на юге Западной Сибири."

                Анастасия с интересом выслушала меня и спросила:

"Кто эта пара ?!"

                Проницательность и догадливость Насти меня поразила:

"Эта пара - любящие сердцА. Они - мои старшие друзья из навсегда ушедшей молодости: Николай Савельев и Уланова Татьяна ...
               В школьные годы всегда была любовь. Да ещё какая ! Ревность, счастье, боль жгучая, как крапива в придорожных канавах или в глубоких оврагах. Всё там есть !
               Не люблю говорить об этом ! Почему ?! Просто не с кем обсуждать эту тему !
               Мои юношеские воспоминания пока не затёрты новыми и это даёт возможность говорить и писать правду ..."

               "Я Вас прекрасно понимаю; сейчас практически некому довериться; даже многие родные и близкие не годятся для таких дискуссий.
               Александр, вижу и слышу Вас впервые; однако то , что заочно узнала про Ваши конкретные, скромные дела, сделанные для моей любимой бабушки, дают мне надежду и веру в налаживании добрых, порядочных отношений между нами.
               Может быть Вы не согласны со мной ?"

               Параллельно с разговором, внимательно наблюдал за происходящим на Черноморском побережье ...

               После обеденной суеты, отдыхающие с: лежаками, шезлонгами и прочим инвентарём, пытались занять более выгодные места вдоль пляжной кромки, чтобы морские волны не смыли: надувные круги, мячики, обувь, сумки и палки для скандинавской ходьбы ...

               Со стороны мне было интересно рассматривать всё это; ведь в такой ситуации каждый человек проявляет определённые черты своего характера: кто - то долго мудрит, иной - неуклюжий, как увалень, а другой "тюха - матюха" - простофиля...
               Злобные, хитрые и лукавые выделяются особенно: у них худые животы, но высокая активность ... 
                
               Настя ждала ответа и я прекратил свои наблюдения. Последнее высказывание Анастасии привело меня в приятное расположение духа; я был доволен похвалой и отзывом о моих делах.
               Молодая, красивая женщина предлагала мне дружбу, а что может быть лучше этого для нормального мужика:

"Настя, мир тесен; мы встретились чисто случайно. Можно сказать, что я нашёл Вас и рад этой встрече! 
Мне хочется общаться с землячкой, знающей то, что испытывал я и мои друзья в далёкой, давно ушедшей юности.
                Ваша красота и молодость увлекает мужчин; к тому же Вы - приятная собеседница ...
Без всяких сомнений, согласен на дружбу с Вами!"

Настя посмотрела на меня, улыбнулась своей лучезарной улыбкой и поближе подошла ко мне:

               "Я родилась через пять лет после трагических событий, описанных Вами. Моё детство было беззаботным и радостным в кругу семьи мамы и папы.
               Бабушка Таня на весь период летнего отпуска забирала меня к себе домой, где я помогала ей по хозяйству и фактически жила там до осени.
               Я хорошо познала жизнь сверстников, живших на улице Уральская и в районе бывшей шахты 9; с бабой Таней вечерами работали на огороде и в саду.
               В её изумительном палисаднике мы выращивали прекрасные цветы, которые благоухали до первых заморозков, а в иные годы и до конца сентября.
               Прохладный воздух, наполняемый нежным, тонким и радостным ароматом разных цветов, потоком врывался в открытые окна уютного маленького домика бабушки.
               От ребят с соседних улиц и дворов впервые услышала про "Неумытого". Играла с подругами на недостроенном, заброшенном подворье Николая Савельева.
               Добротный, высокий фундамент, облитый смолой, стоит до сих пор, как память о человеке, ушедшем в мир иной. В период обильных дождей, он переливается бликами на солнце, как свежий скол от глыбы чёрного угля.
               После расстрела Николая, государство конфисковало его подворье и выставило на свободную продажу, но желающих купить участок не нашлось.
               Потом начались обвалы и провалы земли, соседних домов в пустоты из - за выработанного угольного пространства. Необходимость продажи конфискованной недвижимости отпала сама собой.
               Кругом всё разваливалось, разрушалось, проваливалось под землю, лишь участок и фундамент Николая Савельева стоял и стоит до сих пор, как крепкая стена бастиона Кобринского укрепления Брестской крепости ...
               На огороде Николая росла сочная, хорошая трава и дед Макар каждое лето косил её для своей бурёнки ...
               Бабушка, за год до своей смерти, многое рассказала мне про свою любовь и чувства к Николаю.
               
               Она любила его по - особенному всю свою жизнь, с юных лет до самой смерти.
               Сможете ли Вы, мужчины, понять это ?!
Довоенные годы и всю войну Таня училась с Колей в одной школе, но в параллельных классах.
               Николай умело ухаживал за ней: оберегал от сверстников - проказников, хотя сам был "сорви - голова" и мог поставить на дыбы добрую половину школы.
               Был способен и вторую часть школьников перевернуть с ног на голову, но старшеклассники запретили это делать.
               Зимой Николай Савельев возил мою бабушку Таню в школу и из школы на саночках с полозьями, отделанными медвежьей шкурой. На время уроков оставлял санки в подсобке у истопницы тёти Глаши. Если у Тани раньше заканчивались уроки, то Коля убегал с занятий и отвозил её домой.
               Летом катал на багажнике немецкого, трофейного велосипеда; подружки умирали от зависти.
               Видимо эта людская зависть своей отрицательной энергией и разьедала всё то хорошее, что делал Коля для Тани.
                Родители девушки нА дух не переносили такого ухажера, который держал в "ежовых рукавицах" прилежных и послушных учеников, будущих: бухгалтеров, электриков, ботаников, геофизиков, инженеров, шахтёров.
                Мама запрещала дочери дружить с хулиганом, чинила всевозможные препятствия для их встреч и свиданий.
                Однако, девушка чувствовала всей душой, что когда "отпетому хулигану" протягивала свою девичью, тёплую руку, то Николай преображался на глазах; он становился покладистым, добрым и внимательным к ней и к окружающим.

             Жар её маленьких ладоней утешал его беспокойное сердце и отзывчивую душу. Он внешне оставался таким, как и прежде, но внутри согревался от искр девичьей: благожелательности, ласки и нежности...
             Взаимная вспышка чувств и эмоций укрепляла их дружбу и сбособствовала очередным встречам для более нежных общений. Им было не скучно вдвоём; общие интересы сближали их ещё сильнее, вызывая новое желание проявлять чуткое внимание друг к другу при полном взаимопонимании...

               Бабушка Таня за месяц до смерти передала мне маленький, кожаный ридикюльчик с письмами Николая Савельева:

"Здесь частица его души. Он так прекрасно изложил свои чувства ко мне перед расстрелом. Я бы так не смогла, хотя каждое слово Коленьки - это моя невысказанность ...
                Было бы подло и пошло уничтожить эти чувства, изложенные на листках бумаги.
Я передаю письма тебе; когда умру, можешь их прочитать.
Сохрани до конца своей жизни, а там ... будет видно ...

                Бабушка Таня пережила Николая Савельева на сорок лет и умерла в сентябре 2012 года, когда благоухали цветы в её чудесном палисаднике ..."

               Через полгода после нашего знакомства, по моей просьбе, Анастасия передала мне ксерокопии последних писем Николая Савельева, которые я выборочно, как автор заметки воспоминаний "Держи своё слово", опубликовал в последующих двух Главах ...

Комментарии 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!