Юлины узоры Rating 10/10

Рубрика: Мои любимые поэты | Автор: Тëмо Ангелопулу | 06:01:52 12.08.2023
2
0



                     Бывают стихи как письма, бывают стихи 

                     как песни, бывают стихи как-будто растёт 

                     трава, или стихи горящие как огонь, но ещё 

                     есть невидимые книги, невидимые дома, в 

                     них есть невидимые стены, на которых всё 

                     видимое и невидимое сплетается и 

                     углубляется, сужается и продолжается в 

                     живом движущемся рисунке на 

                     невидимом ковре. Когда никто не видит – 

                     моя жена вышивает на нём узоры. 



Попытка вспомнить алфавит 


1.

ааа

так говорилось 

или у-а-о

так тоже говорилось 

гласные плескались во рту

словно рыбы в пустом водоеме 


что взять у ребенка

с душой не-ребенка


кроме крика – нечего брать


2.

вспоминался роддом

царапины на полотке

для-я-я-щейся ноябрьский сумрак


[будто в воздухе застыла

холодная рябь пощечины]


не помнилось одного – влагалища матери


а вот его всю жизнь и хотелось бы вспомнить 




Дыхание


когда я начал дышать мне родилось шесть лет


(до этого момента меня растил белый дрозд-вселенная)


я купил себе диафрагму и грудную клетку


дыхание словно ожерелье из золотых зубов; господин-чешуйчатокрылый раздирал ожерелье бросая его под ноги музыкантам и пасть ресторана углублялась в потайную муть где согбенные спины сказок и женщина ничейная и пьяные кроты 


и я рядышком пристроился будто нет меня но тут я никуда не делся 


пчелы наполняли воздух ртутью жидкими лучами темного вещества крылатыми тарелками памяти узниками и свидетелями твоей нищеты: - теперь нельзя добровольно войти в дом и умыться


балалайка нервов 


там: внутри: чечевичная похлебка воспоминаний и иллюзорный шпион достает из кармана географическую карту еще одних минут 


в тот момент я подумал что мир это виноград человекообразный 


и – беременность русалки на небосклоне


и – кость умеющая чуять мысль 




Март: 17 часов 36 минут


Если есть стихотворенье снега – 

то зрачок его чист и груб.

Память, словно пьяная собака,

вяжет воедино:

несуществующий силуэт,

шрам,

и извне-человеческий звук.


Жидкость слов, иголки дикообраза.


Запомнить этот день:

его пупырчато-белый пейзаж

принять [как сказку] – за реальность.

Запомнить длинные ноги сосны,

соль, падающую с небес,

прямо из тела Молочной Мамы. 


Запомнить этот свисток ума:

эквилибристику сустава,

проговоренных до невыразимости

детенышей лета,

детенышей тьмы.


Будто бы булыжник вдруг взял – и оказался правдой.


Теперь нужно заново рожать личинок,

учить их говорить

на языке никудышности,

нечто средним,

между гениталиями выросшего здания

и бьющегося вон окна. 


Так живет человек: насвободу порознь.


Небытийствуя, икринкой прикрываясь.




Во-первых и во-вторых 


Может быть – 

в деревянной конуре,

набросив на себя собачью шкуру,

упадешь вверх,

прямо в круглый, как блюдце,

глагол.

Вода, ты не здесь,

но я тебя вижу,

нервную, фарфоровую ткань,

похожую на олений хвост.

Сколько прожито

вместе,

сколько еще не озвучено,  

запомни,

шерсть и речь – 

это одно и то же. 




Начало чтения Данте. Ад. 1-7 Песня. 


Сквозь черное горло окна

течет металлический вой:

пряжу прядет никто

рис щекочет ребра.


Глазами глаз вижу обычную ночь,

ветер, свернутый клубком,

в ногах теплого ворона.


Глазами ума вижу зебры голосов, 

десятки эмбрионов слов:

сотни, тысячи, миллионы эмбрионов.


Кем я завтра был – тем не буду вчера. 


Яснее ясного, страшнее страшного:

бурлящий в луже язык

чешется, играется, мается. 




Куплеты первого снега


I


собачка жучка белый снег

бросаю палку на лови

имена на красных кирпичах

рты открыли смотрят


II


слепые дети устали без глаз 

боженька купи нам глаза

сходи на рынок укради

у лошадки или у черта


III


внутри дома хорошо

глиняный матрас окно

женщина лежит чужая

мертвая и вдруг живая


IV


ветер наголо бреет головы

только ангелы волосатые

липкой плотью икон укутались 

чует нос еще не спят


V


расхватали бытие

стали телом и лицом

не хватило бытия

человечкам без лица


VI


молчаливым воскресеньем

тени вышли погулять 

голос ожил стал растением

запутался в моих висках 


VII


все умолкло все заглохло

жабы улицы дома

дышится легко и звонко

вновь одна как не одна 




О красном грехе


капсулы страха в человеческих пупках


тополиное ухо блеет и блеет


в ночи летает смех арбуза

будто насильно доят коров раненых

будто не кровь глотать сюда бесы пришли

а молиться и плакать


в очках глаза лежат на столе

грехи пустые ведра нянчат

дети мои пузатые

на меня ополчились


нет ничего роднее зла

хоть и больно в кипятке жить

горячий носить позвоночник


насекомые дышат в банановой кожуре

в мутной воде рыбаки

красные-красные


не убивайте меня: я не ем по ночам птиц


кто здесь


п

о

м

о

г

и

т

е




Лунный ультразвук


волк злым чудом приходит по ночам

только гоголевские носы

способны учуять его


может быть – внутри волка – не волк? 


только умные листья шумят в голове 

без огня проглоченным пламенем

время мясистых комочков

время маленьких ты


батюшка-море вгрызается каждый вечер

растворяя в желудке капсулу ничьей вины

виноградный овес в злопамятной россыпи

дракон не умеющий пользоваться языком


голодный вытаскивает голод наружу

незрячий пьет жидкость зрачков


в колодце дымится изгнание 

плавает жеребцовая кость


то ли лошади то ли аиста


нечеловеческая кость 




Колыбельная колокольного звона


…собака-гром

в тайне головы


зачем тебе – неимущему – еще более неимущий?


выдержишь ли ты – радостный – еще большую радость? 


ведь у огня нет совести: только темная желтизна


лоб уткнувшийся в страсть

с невинностью проститутки


и я пряду ситцевый ум

шумливо-благоговейный

оленьми рогами

переплетаются пальцы

так будет и впредь

и радость и ужас и буква


вдруг – колокол! три часа дня…


(… а через секунду забуду увиденный образ:

железная круглая вишня

медленно падает 

в рот вороненка)


и в замедленной съемке:


золото с фиолетовым текстом


и хруст лопающегося живота 




Женщина, снимающая лица


Она сидела напротив

И снимала с себя лица

Одно за вторым

Второе за третьим

Третье за четвертым

И так далее

И так далее

И так далее

Когда она сняла последнее лицо

То вдруг дико закричала:

Я – космическая песнь Господня!

Надолго я запомню этот крик




Рассвет


черный страус рассвета


голову вверх опустил


на гладковыбритой шее:

листва и тесемки

тень человекоптицы

заснувшей под крылом смородины


и бунтующий снег

как солнце умное лицо

пуленепробиваемая мгла

рентгеновского снимка


расшаталась мысль

молочным зубом в пруду

два толстокожих призрака

на окнах: на деснах


на каплях бумаги – на переносице зверя

живое болото с вхождением внутрь


так: летящее сознание находит приют

в бурлящей крови невидимок




О слишком большом


желудь внутреннего языка

катится по склону горы

шипуче движется ночь

слон умещается в время


физиономии дождевых червей 

изгибаются на асфальте

ветер их воин и сын

их пастух и может быть невеста


кто-то выследил странную дробь

темперамент луны и железа

словно с факелом в руках

внутрь животного он спустился


теперь льется темная слизь

лучезарно-ясная слизь

из меди карликовых снов

из подмышек похожих на море




Если бы меня попросили написать автобиографию


Однажды

Я дал себе обещание

Три дня не открывать рот

Я не выполнил обещание

Открыл рот

Из него вылетел воробей 

Клюнул меня в переносицу

Кровь текла и текла

Больно

Мне очень больно


Однажды

Я дал себе обещание

Три дня не менять лицо

Я не выполнил обещание

Оно загрязнилось

Его атаковали мухи

Пришлось сменить лицо

Будто нижнее белье

Мне больно с новым лицом

Мне очень больно


Однажды

Я дал себе обещание

Три дня ничего не слышать

Уши как двери закрыл на замок

И посадил на цепь железную

Я не выполнил обещание

Моя собака перегрызла цепь

Уши взбесились и убежали

Бабочек ловить на лугу

Я остался один

Теперь мне больно

Мне очень больно


Однажды

Я дал себе обещание

Три дня не носить свое тело

Повесил его на вешалку

И убрал в шкаф

Я не выполни обещание

В доме закончилась соль

Пришлось идти в магазин

Я достал тело из шкафа

И надел на себя как одежду

Тело колется-колется

Острые иголки вонзаются

Больно идти в нем по улице

Мне очень больно идти




Вопрос


когда зрение болит

мысль жует хлеб

неужели и правда

начинается мозг

с карты звездного неба?




Молчание-праздник


в заповедях великанов

имя трещит по швам

нет бы напиться травой

нет бы залечь на дно

чтобы только холод и тьма

и крылатый петух

качали-несли на руках

в бреду рыжеволосом




Доверие


споткнуться как о камень

о самого себя

лечь навзничь – пропеть

ибо поется:

здравствуй кость

здравствуй хлеб

здравствуй живой я

и громко – еще раз:

раскалённым углем через клетку

словно младенец в наперстке

спит – и дыхание светится

весь ушедший в явь

в царапину всех царапин

то ли ангел то крот благословенный 

то ли простое щадящее облако

падает вверх

человечьей кожуре – на радость




Мир: рифмы


проснуться в курином яйце


жить жизнь как ни в чем не бывало


проверяя все ли на месте:

вот голова вот поле за окном

вот рядом отсутствие дерева


становясь себе далек и близок

будто тело допустим чудо

а слова допустим гуси


в одном углу холста – немой кустарник

в другом – свадьба белых негритят


и ничейная связь между ними:


лилипут пробежал по дороге

и ударился лбом о речь 




Июнь: 9 часов 55 минут 


                    Это – Я:

по крайней мере, мне так сказали,

            подошли и сказали:

                     это – ты.


            Я не протестовал,

    ибо не было голоса для протеста,

    я стоял безъязыким и голым,

    прямо в чем вода родила.




Веселье


водяная рептилия

ложь памяти

одухотворенный леший


лейся – что?

боль простит

конфетки-бараночки

в зубах застревают


пропасть, молода и крылата


выть, со дна

в прорубь – лечь

окаянный, рубаха-звук

ракушка милосердная


саженцы в воздушной мгле

беги, чернеющий микроб

музыка? нет музыки!

обманула, ускакала


зачем в арбуз себя упрятала?


вот ты какой

коридор непослушный

спрячусь и убью

чудо бесноватое


кружево семирамиды

вихрь, всплеск, рывок

ничейность золотая

гласная воздуха


немая? так точно!

зачем пришла?

кровушки попить

на расстояние

руки цыплячьей




Натюрморт


И путь до неба

одинаков всюду. 


В морском чулане, 

внутри хрустального скелета,

в теле номер два

в теле номер один,

в теле номер ноль – свет, 

бесноватый и щедрый, 

как раздувшаяся жаба.


В прямоугольной голове

настежь распахнуто окно:

здесь тихо и радостно,

и нет ни одной птицы.


И солнце, будто плавленый сыр,

растекается по первому снегу.

Ты жив – и ни слова 

более.


Я жив – точка.




Разговор с воображаемой сестрой



Из тазобедренной чаши

пьет сон хрустальный муравей.


А река сегодня светится неоном – 

это черные моллюски

на вечернюю молитву собрались. 


сколько глаз у тебя на лице?


сколько лиц у тебя на лице? 


[Запись бреда: 

царь-царевич 

король-королевич 

художник- портной

кто ты такой?]


Люди-ноги и люди-руки,

упрямство атома, физиологическая снедь;

дитя, рожденное от связи

женщины и картофеля.


Человекообразное да,

человекообразное нет. 


[Запись бреда: «Ох ты ж мать-слоновья-печь!»]


В нотной грамоте 

серебряных самоубийц

[эхо крика – и дальше

тьма возрастающей зелени]

мороз и кость,

пшеничный злак


шрифт бесконечно болящего зуба 


В песнопениях пыли,

в узорах железнодорожных рельс,

мозг на цыпочках 

вылезает из пупка

и идет бродить по переулкам.


[Запись бреда: Теперь дело за юродивой обезьяной]


Синтаксис грехов и колебаний,

хаос снимка без никого,

и мыслящая кожура

вместо апельсиновой невесты. 


Царь-Левого-Уха

разбух от молчаний,

и пещерный его ноготь

становится просто – ладонь


а у нас глухие тишину не слышат!


а у нас рыба вот же она рыба частушку поет!


Буду рад критическим комментариям

Люблю экспромты под своими текстами

Комментарии 12

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий.

  • Ворошилов Сергей , 10:10:04 12.08.2023

    Больше всего понравился эпиграф, Артем :)  Там "ссужается" (от слова ссуда) или всё-таки сужается?   Ничему не удивляюсь, поэтому спрашиваю, а вдруг не опечатка? 

    Остальное надо перечитывать и пытаться переварить. Некоторые вещи и вправду цепляют.  

    Если честно, пока после беглого прочтения, ощущение записанного бреда во время горячки:) Врач-психиатр  точно бы соответствующий диагноз поставил. Впрочем не нам, "традиционно мыслящим", судить какой склад ума совершеннее. Сие есть загадка великая. 

    И наверное не стоило бы в таком количестве размещать. Тяжеловато для восприятия.   

    Короче, читать-перечитывать, на что способно другое сознание... 

  • Алисов Владимир , 10:26:07 12.08.2023

    Очень интересно!

  • Тëмо Ангелопулу , 11:07:07 12.08.2023
    • Ворошилов Сергей , 10:10:04 12.08.2023

      Больше всего понравился эпиграф, Артем :)  Там "ссужается" (от слова…

    Спасибо, Сергей! Юля передала: что про стихи, написанные во время горячки – это самый лучший комплемент! 

  • Тëмо Ангелопулу , 11:22:53 12.08.2023
    • Алисов Владимир , 10:26:07 12.08.2023

      Очень интересно!

    Спасибо, Владимир! Ну кстати Юля согласилась на подбоку, узнав что Вы здесь вновь появились 

  • Тищенко Михаил , 11:24:55 12.08.2023

    Артем,

    на мой взгляд есть очень удачные стихи, есть отменный строчки и строфы, а в целом - это похоже на золотую руду, в которой поблескивает золото, но много  и пустой породы.

    И исключительно хороша иллюстрация!

  • "Юлины узоры" — большая по объёму человеческая мысль, зафиксированная на материальном носителе (в общем плане не полная последовательность символов).
    Представляет собой поэтический текст, состоящий из стихотворений и фрагментов, т.е. обломков, кусков, осколков от какой-либо части целого.

    В тексте присутствуют отсылки к различным темам, таким как любовь, смерть, память и воспоминания, а также содержатся элементы мистики и фантастики.

    Вот, как-то так.
    С уважением, Александр Бочаров.

  • Тëмо Ангелопулу , 12:10:02 12.08.2023
    • Тищенко Михаил , 11:24:55 12.08.2023

      Артем,

      на мой взгляд есть очень удачные стихи, есть отменный строчки…

    Юля говорит: "Престарелые подростки, объединяйтесь, и в воздух чепчики бросайте!".
  • Тëмо Ангелопулу , 12:15:07 12.08.2023
    • Бочаров Александр 55 , 12:09:36 12.08.2023

      "Юлины узоры" — большая по объёму человеческая мысль, зафиксированная на…

    То, что вы написали, называется "авангард") 

    • Тëмо Ангелопулу , 12:15:07 12.08.2023

      То, что вы написали, называется "авангард") 

    Понимаю, что авангардные стихи характеризуются наличием свободного и инновационного стиля, не привязанного к литературным соглашениям.
    Такая анархия наблюдается в используемой типографии и способе перевода линий на бумаге (вверх ногами или в форме животных, спиралей и т. д.)
    Что и видно в Вашем творчестве.

    Авангард в поэзии практикует полную свободу и преднамеренно обращается к плохому правописанию, создавая несуществующие слова и обходится без соединителей и других грамматических ресурсов.
    Сложное это дело!
    Не навредить бы...

  • Тëмо Ангелопулу , 09:31:53 15.08.2023
    • Бочаров Александр 55 , 14:04:14 12.08.2023

      Понимаю, что авангардные стихи характеризуются наличием свободного и инновационного стиля,…

    Спасибо, Александр! Это творчество моей жены. Насколько я могу знать, авангардность здесь не самоцель, а средство. Внутренняя тайна этих стихов не может быть разгадана даже мной, близким человеком. У меня всегда ассоциация Юлиного творчества с японским театром Кабуки, или с творчеством художницы Фриды Кало, которая, казалось бы, жестокими и болезненными образами защищалась от жестокости и боли

  • Садовский Юрий , 00:33:47 02.09.2023

    Не все прочитано мной, но... есть то, что мне близко, а именно, хайконутый вопрос:

    * * *
    неужели и правда

    с карты звездного неба
    начинается мозг?

    ....кратко и мощно!
    истинная поэзия!



  • Тëмо Ангелопулу , 00:39:22 02.09.2023
    • Садовский Юрий , 00:33:47 02.09.2023

      Не все прочитано мной, но... есть то, что мне близко,…

    Спасибо, Юрий! Передам Юле Ваш отзыв)