Продал Rating 10/10

Рубрика: Без рубрики | Автор: Бочаров Александр 55 | 08:36:31 25.01.2024
1
0

Продал

Александр Бочаров 55


                Моим одноклассникам — Толику Барышникову, Коле Метсяля, Саше Савину:

                                       "Вы рано ушли из жизни, но я Вас помню..."

                                        Юг Западной Сибири, г. Осинники, июль 1980 года

                С окраины улицы Елбань, над речкой Кандалеп, пронеслась стая священных для мусульман белых птиц.

Голуби быстро покружились в ствóре между двумя кря́жистыми холмами, затем по сжатой, крутой спирали резко набрали высоту и полетели через гору в посёлок Тайжина.

                Вдоль пригорка, выше конечного трамвайного кольца, в сторону комбината шахты "Капитальная - 2", среди диких зарослей хрена и полыни, протоптана широкая тропинка.

Она тянется от края поляны из насыпанного горельника до уложенного и укатанного асфальта, рядом с заколоченным деревянным киоском "Субпродукты".

                На обшарпанный угол павильона облокотился балагур и выпивоха с района шахты № 9 — Толя Барышников. Он внимательно рассматривал пачку накладных с квитанциями.

                Солнце поднялось по безоблачному небу к зениту и стало нещадно палить, отражаясь яркими лучами от слегка облупленных и давно некрашеных стен ларька из вагонки серого цвета.

Местные жители эту торговую точку прозвали "Кости".

                С Осинниковского мясокомбината сюда привозили рёбра, хвосты, головы, лёгкие, вымя, а в иной раз — печень и сердца забитых животных. Бабушки-пенсионерки суетливо-бойко выстраивались в очередь и делали (совершали) покупки.

Однако с весны 1980 года, в преддверии Московской Олимпиады, поставки прекратились, торговля свернулась, а деревянная будка осталась стоять бесхозной.

                Неожиданно из подворотни отгороженного механического цеха шахты вылез пронырливый Марат Юнусов, воровато огляделся по сторонам и кому-то махнул рукой. Следом за ним появился Ринат Юлдашев, коренастый мужчина средних лет. Он без всякого опасения, среди белого дня, тащил с лесосклада домой струганные доски для обшивки веранды построенного дома. Обычно такие дела Ринат проворачивал в сумерках или под покровом ночи, но сегодня суббота, выходной день и начальства нет рядом.

                Марат, прикрывающий Рината, столкнулся с Барышниковым и при дружеском рукопожатие случайно опрокинул его накладные. Поток ветра подхватил бумажки и раскидал по неглубокому оврагу между кустами шиповника, репейника и крапивы.

"Извини, Толик, сейчас соберу!", — машинально выпалил Юсупов.

"Ничего страшного, я не тороплюсь. Видимо и в самом деле чёрт попутал меня ввязаться в такое дело. В конторе шахты выписал на слом киоск, а присмотрелся, так работы на два дня. Снять вагонку, крышу и полы одному не сподручно, да и тяжёло в такую жару..."

"Сколько отстегнул в кассу за теремок?" , — допытывался Марат.

"Сколько, сколько... Вон, по бумагам — девяносто семь рублей с копейками."

                К этому времени, припрятав доски в овраге, к беседующим подошёл Ринат и с любопытством стал рассматривать мятые бумаги, собираемые Маратом: чертёж на изготовленный киоск с размерами используемых досок, брусков и реек; спецификацию; калькуляцию...

Татарин не силён в русском языке, но цифры знает и считать умеет, особенно деньги.

Прекрасная мысль зародилась в его голове:

"Толик, продай мне за сто рублей!

Нужно к зиме утеплить и обшить новый дом!"

"Покупай.

Документы в канаве у Марата возьмешь."

Ринат пулей полетел домой за сторублёвкой, а минут через двадцать они мирно разошлись, каждый довольный сделкой.

                Толя с сотней рублей в кармане ехал в полупустом трамвае мимо комбината шахты № 9, к сорок пятому магазину. Колёса мелодично перестукивали на стыках рельс, вагон подёргивало на поворотах в разные стороны, лёгкий ветерок из распахнутого окна ласково обдувал тело.

Что-то нежное и приятное замурлыкало там, внутри: где человеческая душа и трепетное сердце, где кровь и сухое тепло...

У развилки трамвайного перегона, в салоне, усилилось ленивое и умиротворённое постукивание, затем неожиданно появился звук, похожий на визг, чавканье и пережёвывание в тормозных колодках...

                Анатолий выскочил из трамвая и быстрым шагом направился к ликеро-водочному магазину № 45. Вслед за ним из ближайших кустов вереницей потянулись собутыльники — Коля Метсяля, Саша Савин, Валера Халтурин и ещё двое, — те, кому Барышников задолжа́л на прошлой неделе. Среди них суетился и Сергей Афанасьев, любитель и исполнитель задушевных песен под гитару.

Прикупив спиртное и три плавленных сырка на закуску, ребята дружно уединились в зарослях смородины, лопуха и хрена. Ветки и листья ещё не вытоптанного крупного папоротника скрыли их от посторонних глаз любопытных прохожих, спешащих в магазин за покупками.

                Между тем события у бывшей торговой точки "Кости" развивались ускоренными темпами. Ринат с Маратом пригласили в помощь родственников и приступили к разборке ларька. Топорами, гвоздодёрами и фомками сняли двери, крышу, окна, ставни и начали "расшивать" вагонку из щита самой длинной стены.

Работа спорилась, небо затянулось лёгкой облачной дымкой. От Стройгородка подуло прохладой и приятной свежестью с ароматом луговых цветов и скошенных трав.

                Марат запел народную татарскую песню "Аэрылмагыз", остальные его дружно поддержали:

Су буенда ялгыз аккош,

Каерылган канатлары.

Канатларны каера ул

Аерылу газаплары...

Люди с нескрываемым интересом и с улыбкой на лице проходили мимо поющих татар. После очередного куплета Ринат резко ударил обухом топора по деревянному бруску, сотоварищи переглянулись и затянули песню на русский лад:

Крылья все свои изранил

Белый лебедь у воды.

Так же в муках расставанья

Поломаешь крылья ты.

Никогда не расставайтесь,

Сто причин найдется хоть.

Долгие часы разлуки

Крыльев искалечат плоть.

Одинокий белый лебедь

Птиц чужих отринет всех.

Нам не быть с тобою вместе,

Хоть вода польется вверх.

Одинокий белый лебедь

Рвет на части сердце мне,

Почему, когда мы вместе,

Счастье наше не в цене?

На стук, шум и суету прибежали из диспетчерской шахты "Капитальная - 2" и поинтересовались:

"Кто вы такие, зачем и для чего ломаете киоск?"

Дежурный по шахте стал звонить на квартиру главному бухгалтеру и перепроверять полученную информацию.

                Через час выяснилось, что разгромленный киоск "Субпродукты" находится на балансе шахты "Капитальная - 2" и никому не продавался. Горный диспетчер Владимир Пузиков вызвал милицию и потребовал немедленно прекратить безобразия. С задержанных взяли объяснения и отпустили домой до понедельника. На субботу и воскресенье организовали охрану сломанного ларька.

Обманутые и обозлённые Ринат с Муратом собрали инструмент, сели на мотоцикл и рванули в сторону сорок пятого магазина на поиски Барышникова.

                Пьяный Толик спал на ящиках в тени раскидистых ив. Карманы его брюк были вывернуты наизнанку, рубаха расстёгнута до пояса. Рядом на земле валялась полупустая, смятая пачка сигарет "Прима" и серебристая металлическая расчёска с нанизанным на её зубьях трамвайным билетом. Чуть-чуть в стороне, у разломанного ящика, лежал стоптанный плетёнок с левой ноги. Сетка-авоська, загруженная пустыми бутылками из под вина и водки, аккуратно стояла у берёзового пня.

                У Барышникова, как и у большинства людей, загадочная натура. Даже не столько загадочная, сколько непредсказуемая. Часто он поступает не в соответствии с разумом, а по порыву души, которая довольно простая и в этом вся её сложность.

Временами Толик понятия не имеет, как жить и что делать? Собственно, вопрос: "Что делать ... ?!" и приводит к таким поступкам, которые не поддаются никаким логическим объяснениям; более того, его действия прикрыты не самыми лучшими идеями извне.

                Со стороны кажется, что Анатолий похож на человека, потерявшего своё лицо из-за отсутствия строгого внутреннего порядка. Но только похож. Где-то там, в глубине, страдающая душа ещё теплится в его измученном теле и он по-прежнему остаётся самим собой.

Как и многие, Толик часто делает что-то, не думая толком: "Зачем ?!"

Порой у него получается гениально, но этот талант он направляет не в ту сторону.

                Анатолий способен прощать и сопереживать другим даже в ущерб себе, что удивительно и необъяснимо. Временами впадает в уныние, ему становится больно и невыносимо тошно, и тогда — скука и тоска медленно разъедают его душу.

Однако он — спокойный и терпеливый, очень долго раскачивается, но потом встаёт и ... продолжает жить.

Барышников в быту неприхотливый, живёт в необустроенном месте, без элементарных удобств в старом доме на улице Островского, доставшийся ему от родителей по наследству.

Деревянный забор и уборную в зимнюю стужу он сжёг в маленькой печке, а над выгребной ямой установил шалаш из длинных стеблей подсолнухов.

                Начало сегодняшнего дня у Толика было не плохое. С утра тщательно выбрился, умылся, покушал колбУ, сало с прослойкой и краюху чёрного хлеба. Выпил свежезаваренный крепкий чай. Полистал городскую газету "Маяк коммунизма" и решил прогуляться в сторону Стройгородка, где когда-то учился, ходил на танцы и дружил с девушками.

После вынужденного трёхчасового безделья, случайно забрёл к киоску "Кости" и из любопытства дёрнул не ту дощечку, откуда посыпались формуляры, сопроводительные записки, чертежи, накладные, квитанции, спецификации и ещё много всякой бухгалтерской писанины. Смекалистым умом Толя сообразил, что из этого можно сделать некоторую пользу, так как документы были разнообразные и в большом количестве.

                Невероятно, но именно в этот момент рядом оказались те люди, которым интересна эта тема — Марат Юнусов и Ринат Юлдашев. Они появились в определённом месте и в нужное время, а ведь просто так ничего не бывает.

Существует огромный пласт преступлений, где в качестве злоумышленников выступают не профессиональные жулики, а простые граждане, которым подвернулся удобный случай.

Тут первый раз в жизни появилась возможность провернуть такое дело; и Толик не удержался. Для него было бы непростительной глупостью не воспользоваться таким случаем и не поиметь, пусть и на короткое время, приличную сумму денег.

Несомненно хочется сказать, что это слепая удача, лёгкий фарт. Можно и осудить Анатолия, как изначально порочную натуру существа, способного идти к цели любыми средствами, но это утверждение будет далеко от истины.

Толик любил ... спектакли.

                Увидев лежащего Барышникова, татары быстро обшарили карманы и отмутузили своего должника, яростно кричали, потом снова попинали и вернулись назад к своему мотоциклу.

Толик не имел ни сил, ни желания, чтобы сопротивляться настойчивым кредиторам. Денег не было ни копейки, в голове стоял шум и гам, ныло тело, болели кости, что-то урчало в животе, хотелось пить и жрать.

Напала ужасная икота, чрезмерно вспучило живот и начали медленно отходить газы...

                Через пару минут на вершине терриконика шахты № 9 опрокидыватель с грохотом вывалил породу из вагонетки. После этого скипо-клеть порожняком стремительно понеслась вниз, к шахтному стволу, на очередную погрузку.

Мощный гул с раскатами прокатился от окраины Сухого Лога, по улицам Островского, Песочная, Малиновая, мимо сорок пятого магазина, на юго-запад, к речке Щелканка, в сторону церкви Ильи Пророка.

                В золотистых куполах Божьего Храма заигрались лучи уходящего к закату Солнца; яркие блики света искорками закружились по позолоченному куполу и по Святому Распятию в виде восьмиконечного креста на цепных оттяжках.

На колокольне звонарь Кирилл мерными ударами, в один колокол, стал созывать верующих к вечерней службе. Мелодичный звон возвещал благую и добрую весть о начале Богослужения в православном храме.

Сначала послышались три редких, довольно медленных и протяжных удара, а затем — уже в размеренном, ритмичном темпе качающимся языком в оба края колокола.

Вот и подошёл к концу очередной субботний день. Без суеты и спешки, люди потянулись к церкви на вечернюю молитву...

                Через день в кабинете заместителя директора шахты участковый милиционер составил протокол на несанкционированную разборку киоска "Субпродукты" группой лиц в составе Рината Юлдашева и Марата Юсупова.

Так как объект находится на балансе шахты, то по совместной договорённости двух сторон деревянный вагончик подлежит полному восстановлению силами виновных лиц.

Буду рад критическим комментариям

Люблю экспромты под своими текстами

Комментарии 4

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий.

  • История со вкусом времени...

    С уважением, Олег Мельников.

  • Тищенко Михаил , 17:46:44 25.01.2024

    Просто таланты применить некуда было, вот они и разбазаривались за просто так...

    • Мельников Игорь Глебович , 13:30:40 25.01.2024

      История со вкусом времени...

      С уважением, Олег Мельников.

    Добрый вечер, Олег Глебович!

    Благодарю Вас за краткое изложение своей позиции после прочтения опубликованного текста.

    Иногда я задумываюсь о том, что каждый день моего прошлого — это страница, наполненная событиями, героями, которые оставили свой след в сегодняшнем дне.
    Я называю это — окно в прошлое, где каждый день встречает меня уникальным листом из старого календаря 60-х или 70-х годов прошлого века.

    Получается, что неповторимое путешествие во времени, даёт возможность прочувствовать дух юношеских лет и оценить свои поступки и действия по-новому.
    Появляется желание поделиться тем, что было, с хорошими людьми, которые меня окружают. Вот тогда и хочется продолжать писать и публиковать свои новые заметки, воспоминания, рассказы...

    И это только начало! В ближайшие годы планирую дописать и опубликовать трилогию.
    Может быть я погружаюсь в историю со вкусом ... ностальгии?!
    Поживем — увидим, пока живем — не видим.
    С уважением, Александр Бочаров.

    • Тищенко Михаил , 17:46:44 25.01.2024

      Просто таланты применить некуда было, вот они и разбазаривались за…

    Здравствуйте, Михаил!
    Интересную мысль Вы высказали:
    "Просто таланты применить некуда было, вот они и разбазаривались за просто так..."
    Согласен с Вами, что Толик Барышников показал нам, читателям, как свой талант можно было разбазарить!
    Он не стал развивать и совершенствовать свои способности и в процессе жизни не смог закрепить свой талант, данный ему от рождения; тем более Толик не пытался овладеть новым потоком жизненных знаний, напротив, Барышников просто прожигал свой бесценный дар, т.е. он всё полученное спустил и остался ни с чем.
    Про таких говорят:
    "Если бы знал, что такое случится, то этого парня за уши да к стенке прибил, пусть бы работал солнышком, чем даром такую энергию разбазаривать".
    Вот и всё на сегодня.
    С уважением, Александр Бочаров.