Тема: Ушёл Анатолий Найман

Опубликовал: Геннадий Казакевич | 00:52:58 22.01.2022

Ушёл Анатолий Найман...


SONORUM


Сознанье родится не певчим но обреченным

на речь а она может стать певучей

подобно ручью когда журчаньем струи

сквозь демосфенову гальку он вымывает нечисть

мыслей нюансов нонсенсов умозаключений.

Сознанье прислушивается к певучести

и обретает певчесть.

Кровь — подбирает оно слова а слова напев —

кровь норовит играть под кожей небес

ладонь востока явственно розовоперста.

И ветру… орлу… пробует оно струны на звук,

ветру орлу — подтверждает — им нет закона

прибавляет: и сердцу девы. Они свободны.

Даже скука угрюмость и без причин тоска

bruit doux de la pluie par terre et sur les toits

свободны как слезы. На них нет закона.

А что сегодня иссяк на пение спрос затоварен склад

и булькает мятая влага в комнатных трубах

и арфисты подыгрывают конторским гроссбухам —

не может вышибить певчести из сознанья.

Потому что оно глотает чтоб не погаснуть — воздух

а воздух — он певчий. Он — тишина заготовленная на вечность

ни вспышки ни писка ни ноты

но звонким согласным его допотопного имени

доподлинно ведомо что сознание тихо

как оно тихо как оно тихо-тихо.

Ти и хо — весь его алфавит. В них-то и певчесть.


Ответы 10

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить ответ.

    • Лина Маго , 13:45:42 15.04.2022

      Разве я где-то сказала "вместо"? Но если автор способен профессионально…

    Тут спрятаны два наиважнейших для современной ситуации вопроса

    1) можно ли зарабатывать писательством и как именно это делать? Например, С. Шаргунов

    одновременно а) депутат б) главлит "Юности" в) ведущий на телеканале... А когда писать-то?

    Чтобы хоть что-то заработать нужно гнать 300 страниц в год (это как минимум) и при этом иметь тираж

    выше 10 тыс. экз. ежероманно

    2) Возможно, есть уникумы, пишущие с голоса или патологически грамотные. Увольте, я пишу на компе

    и с опечатками, не говоря уж о всяких запятых и нелепых речевых оборотах. Кроме того, нужно быть

     сумасшедшим, чтобы хорошо писать в стол. Сначала пишу похуже, потом, когда материал отлежится, часто

    приходится переписывать заново.  У Лотмана не спрашивал, у Гумилева - тем более.

  • Лина Маго , 13:45:42 15.04.2022
    • Игорь Белавин Песни , 13:34:16 15.04.2022

      С моей точки зрения, вы предлагаете утопию

      Профессиональный писатель-переводчик вынужден так…

    Разве я где-то сказала "вместо"? Но если автор способен профессионально осмыслить реальность, то он, наверное, способен в этой самой реальности заработать и на оплату корректуры.

    Интересно, а были ли корректоры, например, у Л.Гумилёва, Лотмана, Макогоненко... )

    • Лина Маго , 13:06:51 15.04.2022

      Игорь, я не могу оперировать вашим опытом, поэтому исхожу исключительно…

    С моей точки зрения, вы предлагаете утопию

    Профессиональный писатель-переводчик вынужден так много работать

    что на чистовую вычитку ему часто нп хватает сил и времени

    мелкое издательство, издавая, скажем, детектив

    может не потратиться на коректуру просто потому, что таков рынок

    если вы полагаете, что профессионализм автора заключает в  том,

    чтобы выполнять работу корректора

    вместо того, чтобы осмысливать реальность

    мне вас жаль


  • Лина Маго , 13:06:51 15.04.2022
    • Игорь Белавин Песни , 12:42:03 15.04.2022

      Вы по каким-то неведомым для меня причинам

      вычитываете из моих слов…

    Игорь, я не могу оперировать вашим опытом, поэтому исхожу исключительно из тех слов, которые вы пишете, а не из того, что вы имеете в виду, исходя из собственного опыта. 

    Я вот, например, нигде не упоминала никаких спонсоров, это, видимо, укладывается в ваш личный опыт. А речь-то шла только о том, что каждое приличное сообщество людей, профессионально пропагандирующих литературу, тем более замахивающееся на философско-культурологические аспекты, должно состоять из людей, достаточно уважающих русский язык, чтобы, независимо от наличия специальной штатной единицы, не пропустить в публикацию ошибки, которые бросаются в глаза - в конце концов, есть же репутация издательства. 
    Это если в принципе забыть об авторе, который, зная об отсутствии корректора, подставляется, поленившись заглянуть в правила языка, на котором и на темы которого он, позиционируя себя профессионалом, пишет. 

    • Лина Маго , 11:17:36 15.04.2022

      Какие-то у нас с вами немножко разные полишинели. Про сетевые…

    Вы по каким-то неведомым для меня причинам

    вычитываете из моих слов то, что укладывается в ваш личный опыт

    а не в мой, скудно перетекший в несколько сказанных ниже фраз

    я говорил про журналы, да и то "в общем", вскользь, а не про издательства

    в рамках большинства из которых автор платит за издание стихов сам

    и с литературоведческими статьями все непросто (хотя слегка легче)

    разве я упоминал научные монографии?

    конечно, некоторые находят спонсоров, что ничем не отличается от слова "сам"

    однако в этом ключе разговор становится бессмысленным

    каждому сверчку свой шесток


  • Лина Маго , 11:17:36 15.04.2022

    Какие-то у нас с вами немножко разные полишинели. Про сетевые журналы не скажу, а вот бумажные издательства (и покрупнее и помельче) без редакторов мне что-то не встречались, и за корректуру издательства сами платят корректорам - штатным или по договорам (маловато, конечно, это да). В частном порядке обращаются авторы, если хотят издать что-то самостоятельно или нужна публикация (монография, книга, статья, учебный курс...) для практической надобности или по зову души. Это, конечно, оплачивается поприличнее.)

    • Лина Маго , 10:51:16 15.04.2022

      Игорь, поразившись невероятному количеству пунктуационных ошибок в статье, заподозрила, что…

    Открываю секрет Полишинеля: сейчас "бумажные" журналы

    тоже не имеют денег, чтобы содержать корректора

    (может, в единичных случаях)

    корректор и и тем более редактор - это в крупных издательствах

    а журналы подбирают себе произведения не по наличию/отсутствию корректуры

    а по идеолого-литературным соображениям, отбирая на входе из самотека или "по рекомендации"

    вот буду издавать свои статьи книгой, вот тогда и потрачусь на корректора


  • Лина Маго , 10:51:16 15.04.2022
    • Игорь Белавин Песни , 16:29:39 13.04.2022

      Анатолий Найман - сильный прозаик и весьма крупный поэт, чье…

    Игорь, поразившись невероятному количеству пунктуационных ошибок в статье, заподозрила, что вы просто в спешке набирали здесь вручную. Посмотрела оригинал в Топосе. Н-да... "журнал, в котором на глазах читателей формируется современная русская словесность постсоветской эпохи". Печальное такое формирование на глазах читателя. У них что, с авторами работать некому, или это самиздат? 

  • Михаил Тищенко , 21:47:49 13.04.2022
    • Игорь Белавин Песни , 16:29:39 13.04.2022

      Анатолий Найман - сильный прозаик и весьма крупный поэт, чье…

    Игорь, 

    хорошие слова и интересные мысли в вашей статье.

    Несомненно, большой человек ушел из нашего мира.

    Мир праху его и душе!

    Но - истина дороже всего!- для меня его поэзия кажется  умозрительной. 

    Даже в данном отрывки самые поэтические строчки, на мой взгляд, - на французском языке. 

    В них звучат не рассуждения, а чувства. 

    Хотя по сравнению с основной массой советских и постсоветских стихов и их авторов, конечно, это очень высокий уровень техники и - особенно - личности.


  • Анатолий Найман - сильный прозаик и весьма крупный поэт, чье творчество еще предстоит оценить потомкам. Вечная память!

    Публикую здесь фрагмент из моей статьи об акмеизме, содержащий краткий экскурс в поэзию А. Наймана.

    "Почему поэтические репутации – это, чаще всего, бабочки-однодневки? Ну, конечно, не совсем «бабочки» и не вполне «однодневки», однако суть в том, что период народной любви, даже если оный растягивается на два-три десятилетия, вряд ли способен компенсировать поэту то ощущение заброшенности и горького одиночества, которое сопутствует куда как более долгому периоду забвения. Вот и спешат-бегут строчки из-под пера, надеясь когда-нибудь догнать ускользающее прошлое... Приверженность методу, потерявшему свою актуальность, дело обоюдоострое. С одной стороны – преемственность, умение пользоваться суммой художественных приемов, наработанных предшественниками... Стоп! С таким огромным багажом, да удержаться от эклектики? Трудновато будет! На раз попадешь в эпигоны или скатишься к традиционализму. Поэтому тут дело не в количестве художнических навыков, а, как нынче говорят, в усвоении необходимых компетенций. С другой стороны – кто сказал, что публике будет нравиться то, что нравится господину поэту? Публика, она сами знаете кто: дитя малое, неразумное, которому лишь в бирюльки играть, да самовитые ребусы разгадывать. Мировая культура для нее, публики – тот же ребус, только не свой, а заморский, «китайской головоломкой» называемый. То есть, задумаешь разгадать – враз голову сломаешь!

    Думается, что модернизация модернизма во многом определит дальнейший путь развития современной поэзии, постепенно преодолевающей тупик постмодернизма. Вместо образа действительности, который худо-бедно умела формировать классическая литература, в том числе, модернистская, постмодернизм положил перед читателем текст как «грибницу смысла», в которой тот разглядел, как и следовало ожидать, свою физиономию, да еще в кривом зеркале интертекста – и рассмеялся. Но долго смеяться над собой дело малоприятное, поэтому читатель сначала задумался, а потом рассердился. И бросил книгу в урну.

    Мы не беремся сейчас судить, есть ли у современной действительности мыслимый образ и, если есть, стоит ли озаботиться его описанием. Наша задача проще, а именно подобрать в текущем литературном процессе имена поэтов, которых можно считать современными акмеистами или что-то вроде того, пусть даже их тексты, подобно текстам С. И Липкина, представляют собой модернизированный вариант метода. Прежде всего, на наш взгляд, стоит обратить внимание на двух младших современников вышеупомянутого поэта, а именно – на Анатолия Наймана (1936 г. р.) и Сергея Гандлевского (1952 г. р.).

    По всей вероятности, формирование творческого метода Анатолия Генриховича Неймана, прошедшее под знаком акмеизма, было связано с периодом тесного и долговременного сотрудничества с Анной Андревной Ахматовой, одним из бесспорных лидеров этого направления. Еще в 1969 году, уже перешагнув рубеж тридцатилетия, поэт пишет такие строки: «Хоть картина недавняя,/ лак уже слез,/Но сияет ещё позолотою рама:/Две фигуры бредут через реденький лес,/ Это я и прекрасная старая дама.// Ах, пожалуй, её уже нет, умерла./Но опять как тогда (объясню ли толково?)/Я ещё не вмешался в чужие дела,/Мне никто не сказал ещё слова плохого». Здесь явственно слышна перекличка с Георгием Ивановым, примерно так же строившим свои текстовые структуры. Можно бы счесть такую манеру скрытым цитированием, на каковом приеме в значительной мере построена эстетика постмодерна, но творчеству Наймана, в отличие, скажем, от манеры Константина Кедрова-Челищева (1942 г.р.), постмодернизм чужд, поэтому здесь и далее мы будем считать, что Найман, скорее всего, испытывал пиетет перед той средой общения, в которую попал, живя в Ленинграде времен хрущевской оттепели, а потом и в Москве. Такого рода влияния будут изредка проявляться и позднее, однако не они определяют путь развития поэтики Наймана.

    Стихотворение «Прощание с Ленинградом», написанное в 1970 году, напротив, подражательных элементов не содержит. Уже видно, с помощью каких художественных средств автор модернизирует акмеистический метод, вливая в старые мехи вино общественных перемен. Прежде всего, это использование особого молодежного сленга, характерного для диссидентской среды тех лет. Вот характерный фрагмент:

    ...

    решивший завязать: заела совесть;

    иль падший ангел, сервис при отеле,

    возлюбленная генерала в штатском,

    паскуда, нас на понт хотела взять;

    иль слишком любопытный европеец –

    не увлекайся, падло, стариной;

    иль деятель науки, тёмный тип,

    был заподозрен кем-то в шпионаже,

    ...

    Все эти «паскуда», «понт», «падло» пришли из воровского жаргона, принесенного «политическими» из лагерных зон в результате начавшихся в 1956 году «хрущевских» амнистий. Однако, по нашему мнению, здесь речь идет не о стилизации речи зэков или молодежного трепа, а об особом типе реалий, находящихся в контекстном взаимодействии с реалиями тогдашнего социума. Образ действительности становится многослойным, причем слои не перемешиваются, а существуют рядом, но по отдельности. Для акмеизма в прежних вариациях реалии, взятые из разных пластов социально-политической или культурно-исторической конкретики, всегда обозначали свой пласт предметно. Здесь же особый, теневой пласт советской реальности обозначается с помощью жаргонизмов, почерпнутых из воровской фени, которые, будучи совмещены с предметными и иными маркерами времени и места, как бы выдергиваются из прежней «среды обитания» и сами становятся маркерами времени и места.

    Позднее реалии-жаргонизмы уступают место реалиям-фразеологизмам. Вот пример очевидного шедевра, построенного на фразеологизмах советского периода и реалиях-аллюзиях, будь то название знаменитого музыкального фрагмента из балета Хачатуряна, сакраментальная фраза «ни дна, ни покрышки» или упоминание о вошедшем в историю мелодическом таланте Шуберта.

    Сопрано дикое и слабое,

    и сборный катится концерт

    к финалу, к пику, к танцу с саблями.

    Искусство густо, но без черт.

    Потерт и я. Но место знаемо,

    годов прошло всего полста.

    Вокал. И март точь-в-точь, ни дна ему,

    ни крыш: капель и маета.

    И та, что пела в безголосице

    земли, одну в виду держа

    преджизнь, как горсть огня уносится,

    как Шуберта ручей,

    душа.

    Сама Анна Ахматова следующим образом свидетельствует о А. Г. Наймане: «В его отношении к стихам есть что-то суровое и сдержанно-целомудренное». "